Логика науки поппера

/ Шпоры по философии науки. Часть 2

Артикул 257583FD
2 042 Р 98 4239 Р

Количество —

Имеется полная аналогия между проблемой универсалий и проблемой индукции. Попытка охарактеризовать индивидуальную вещь только посредством ее универсальных свойств и отношений, которые кажутся принадлежащими лишь ей одной, обречена на провал. Такая процедура описывала бы не отдельную индивидуальную вещь, а целый универсальный класс всех тех индивидов, которые обладают указанными свойствами и отношениями. Даже использование универсальной системы пространственно-временных координат ничего бы не изменило, ибо вопросы о том, существуют ли индивидуальные вещи, соответствующие описанию посредством универсальных терминов—и если существуют, то в каком количестве,—всегда остаются открытыми. Точно так же обречена на провал любая попытка определить универсальные имена с помощью индивидуальных имен. Это мнение тесно связано с индуктивной логикой, с характерным для нее переходом от сингулярных высказываний к универсальным. С точки зрения логики такие процедуры одинаково невыполнимы. Верно, что таким образом можно получить классы индивидов, но эти классы все-таки будут индивидуальными понятиями, определяемыми с помощью собственных имен.

логика науки поппера

Таким образом, мы видим, что мое различие между универсальными именами или понятиями и индивидуальными именами или понятиями не имеет ничего общего с различием между классами и элементами. И универсальные, и индивидуальные имена могут быть именами некоторых классов, а также именами элементов тех или иных классов. Поэтому различие между универсальными и индивидуальными понятиями нельзя устранить с помощью аргументов, аналогичных следующему аргументу Карна-па. Как я показал ранее, последнее утверждение совершенно правильно, однако оно не имеет никакого отношения к обсуждаемому различению. Рассматриваемые проблемы не могут быть решены таким образом. Более того, подобное употребление этих понятий мешает увидеть данные проблемы. Эта ситуация совершенно аналогична той, с которой мы встретились при обсуждении различия между сингулярными и универсальными высказываниями. Средства символической логики столь же неадекватны для решения проблемы универсалий, как и для решения проблемы индукции. Строго универсальные и строго экзистенциальные высказывания Недостаточно, конечно, охарактеризовать универсальные высказывания как высказывания, не содержащие индивидуальных имен. Наиболее важны среди них строго универсальные высказывания, о которых мы уже говорили. Высказывания такого типа будем называть строго, или чисто- экзистенциальными высказываниями или высказывания о существования. Отрицание строго универсального высказывания всегда эквивалентно строго экзистенциальному высказыванию, и наоборот. Естественнонаучные теории, и в частности то, что мы называем законами природы, имеют логическую форму строго универсальных высказываний. Поэтому они могут быть выражены в форме отрицаний строго экзистенциальных высказываний или, можно сказать, в форме неэкзистенциальных высказываний высказываний о несуществовании. Они нс утверждают, что нечто существует или происходит, а отрицают что то. Они настаивают на несуществовании определенных вещей или положений дел, запрещая или устраняя их. Именно в силу этого законы природы фальсифицируемы. Если мы признаем истинным некоторое сингулярное высказывание, которое нарушает запрещение и говорит о существовании вещи или события , устраняемой законом, то этот закон опровергнут. Примером может служить следующее высказывание: Напротив, строго экзистенциальные высказывания не могут быть фальсифицированы. Это может делать только универсальное высказывание. Может быть, на первый взгляд такая характеристика покажется сомнительной и не соответствующей практике эмпирической науки. Вполне справедливо можно возразить, что даже в физике существуют теории, имеющие форму строго экзистенциальных высказываний.

Примером может служить высказывание, выводимое из периодической системы химических элементов, которое говорит о существовании элементов с определенными атомными числами. Однако если гипотезу о существовании элемента с определенным атомным числом хотят сформулировать так, чтобы она стала проверяемой, то требуется гораздо больше, чем просто утверждение чисто экзистенциального высказывания. Так, например, элемент с атомным числом 72 гафний был открыт не только на основе изолированного чисто экзистенциального высказывания. Напротив, все попытки обнаружить его оставались тщетными—до тех пор, пока Бору не удалось предсказать его различные свойства, дедуцировав их из своей теории. При этом теория Бора и те ее следствия, которые имели отношение к этому элементу и помогли открыть его, отнюдь не представляют собой изолированных чисто экзистенциальных высказываний. Они являются строго универсальными высказываниями. То, что мое решение считать строго экзистенциальные высказывания неэмпирическими — поскольку они нефальсифицируемы,— полезно и соответствует обычной практике, станет видно из его последующего приложения к вероятностным высказываниям и к проблеме их эмпирической проверки см.

логика науки поппера

Строгие, или чистые, высказывания — универсальные и экзистенциальные — не имеют пространственных и временных ограничений. Они не относятся к индивидуальной, ограниченной пространственно-временной области.

логика науки поппера

Именно поэтому строго экзистенциальные высказывания нефальсифицируемы. Их механизм принципиально тождественен: Кроме того, на всех трех уровнях новые структуры возникают в результате изменений, порождаемых самой структурой, то есть посредством естественного отбора, предварительных проб и процедуры устранения ошибок. Таким образом, законы развития научного знания уподобляются Поппером эволюционным законам развития природы. Проблеме социального познания посвящены многие работы Поппера. Например, это "Нищета историцизма" , "Открытое общество и его враги" , статья "Логика социальных наук" Поппер выделяет два класса наук:. Кроме того, науки, согласно Попперу, можно традиционно разделить на теоретические и эмпирические. В этом случае социология, так же, как, допустим, физика, - это наука, стремящаяся быть одновременно и теоретической и эмпирической, ставящая своей целью предсказание на основе общих законов. При рассмотрении методов научного исследования, в том числе методов обобщающих теоретических социальных наук, Поппер неоднократно подчеркивал, что наиболее плодотворные споры о методе всегда вдохновляются определенными практическими проблемами, с которыми сталкивается исследователь. Перед представителями гуманитарных наук он ставит два основных вопроса: С точки зрения Поппера, любое научное познание начинается не с наблюдений, а с проблем, то есть с возникновения напряженности между знанием и незнанием, поскольку любая проблема возникает из осознания того, что с нашим знанием "что-то не в порядке", или, с формальной точки зрения, с открытия внутреннего противоречия между нашими знаниями и фактами. В социальных науках, помимо логического противоречия, для постановки проблемы имеет значение ценностный компонент, поскольку социальные науки часто сталкиваются с проблемами, носящими практический и этический характер, такими как проблемы бедности, социального неравенства, неграмотности, несправедливости. Но для разрешения этих проблем наука не может предложить какого-либо специфического метода. Поппер отождествляет метод социальных наук, как и метод наук естественных, с критическим методом. В статье "Логика социальных наук" он определяет его следующим образом.

Метод социальных наук, как и метод наук естественных, состоит в попытках предложить пробные решения тех проблем, с которых начинается любое исследование. Предложенные решения должны быть подвергнуты критическому анализу, недоступные для критики решения должны быть исключены из рассмотрения как ненаучные. Доступные для критики решения надо пытаться опровергнуть, в этом и заключается критическая процедура. Если оно выдержало критику, то его принимают как заслуживающее дальнейшего обсуждения и критики. Таким образом, научный метод - это метод решения проблем с помощью предположений, контролируемых строгой критикой, то есть осознанное развитие метода проб и ошибок. Объективность науки заключается в объективности критического метода, то есть в том, что ни одна теория не может быть свободна от критики, а логическое средство критики - категория логического противоречия - является объективной. Объективность науки не следует связывать с объективностью ученого. Все ученые пристрастны, и только критический метод дает возможность достигнуть объективного знания. Объективность в естественных науках - не более чем иллюзия, так как ученые-естественники столь же пристрастны и склонны к догматизму, как их коллеги-гуманитарии. Но из этого не следует делать вывод о том, что объективность невозможна.

К.Поппер "Логика научного исследования"

Поппер неоднократно подчеркивает, что для достижения объективности необходима критическая позиция, то есть взаимная критика сторонников различных точек зрения и даже различных наук. Несмотря на то, что в социальных науках объективности достигнуть сложнее, различие между естественными и социальными науками скорее количественное, чем качественное. Научная объективность предполагает свободу от оценочных суждений, что опять же невозможно, поскольку наукой занимаются люди. Тем не менее, похоже, что этот натурализм в последнее время взял верх в социальных науках, — быть может, за исключением политической экономии, — во всяком случае в англоязычных странах. Я хочу зафиксировать эту победу в моем восьмом тезисе. До второй мировой войны социология рассматривалась как общая теоретическая социальная наука, сравнимая, может быть, с теоретической физикой, а социальная антропология — как социология очень специфических, а именно примитивных обществ. Сегодня3 это отношение полностью перевернуто, и на этот факт следует обратить внимание. Социальная антропология, или этнология, стала общей социальной наукой, а социология все в большей и большей степени примиряется с ролью одной из составных частей социальной антропологии — социальной антропологией высокоиндустриализированных форм западноевропейского и американского обществ. Говоря короче, отношение между социологией и антропологией перевернулось. Социальная антропология из прикладной дескриптивной дисциплины была повышена в ранг фундаментальной науки, а антрополог из скромного и несколько близорукого полевого работника был возведен в ранг дальнозоркого и глубокого социального теоретика и глубинного социального психолога. Теперь бывший социолог-теоретик должен быть счастлив найти применение в качестве полевого работника и специалиста с задачей наблюдать и описывать тотемы и табу белых туземцев в странах Западной Европы и Соединенных Штатах Америки. Вместе с тем, вероятно, не стоит воспринимать эту перемену судеб социальных наук слишком серьезно, особенно учитывая то, что нет такой вещи, как сущность предмета науки.

Это приводит меня к моему девятому тезису. Так называемый предмет науки есть просто конгломерат проблем и пробных решений, отграниченный искусственным образом. То, что реально существует, — это проблемы и научные традиции. Несмотря на этот девятый тезис, полный переворот в отношениях между социологией и антропологией чрезвычайно интересен — не в связи с предметами наук и их названиями, а потому, что он указывает на победу псевдонаучного метода. Таким образом, я прихожу с моему следующему тезису. Победа антропологии — это победа метода, который считается основанным на наблюдении, дескриптивным и использующим индуктивные обобщения. Прежде всего это победа того, что считается методом естественных наук. Я готов признать, что мой десятый тезис сформулирован, быть может, слишком резко. Я признаю, конечно, что много важного и интересного было открыто социальной антропологией — одной из самых успешных социальных наук. Более того, я готов признать, что для нас, европейцев, может быть очень увлекательно и поучительно взглянуть на самих себя, хотя бы для разнообразия, сквозь очки социального антрополога. Однако хотя эти очки, быть может, окрашены ярче других, они не становятся от этого более объективными.

  • Чехол для удилища aquatic ч-17
  • Оснастка для композитов
  • Лодки питер спб просвещение
  • Характеристики пвх лодки скайра
  • Антрополог — не наблюдатель с Марса, которым он так часто себя считает и чью социальную роль он так часто и не без смака пытается играть. По этому случаю я хотел бы рассказать историю, в каком-то смысле, конечно, представляющую крайний случай, но отнюдь не уникальную. Хоть это и подлинная история, в данном контексте это неважно. Если она покажется вам невероятной, можете считать её выдуманной, свободно сочиненной иллюстрацией, предназначенной разъяснить некоторый важный момент с помощью грубого преувеличения. Много лет назад я участвовал в четырехдневной конференции, организованной неким теологом с участием философов, биологов, антропологов и физиков — по одному-два человека от каждой дисциплины. Всего присутствовало восемь человек. Наша конференция достигла той стадии, — по крайней мере, мне так казалось, когда у всех нас было счастливое чувство, что все мы чему-то друг у друга учимся. Во всяком случае, мы все были погружены в предмет обсуждения, когда без всякого предупреждения выступил антрополог. Избранные лекции Антонян Ю. Криминалистическая энциклопедия Белкин Р. Логика социальных наук К. При этом Поппер подчеркивает, что, во-первых, все вышесказанное истинно не только для естественных, но также и для социальных наук, где более очевидно, что мы не можем видеть и наблюдать свои объекты, пока мы о них не подумали. Во-вторых, очень часто мы и не подозреваем, что оперируем гипотезами или теориями и потому ошибочно принимаем свои теоретические модели за конкретные предметы. Это — различие между интересом к универсальным законам и интересом к конкретным фактам Таким образом, теоретические науки, согласно Попперу, главным образом заняты поиском и проверкой универсальных законов, исторические же науки, принимая последние как нечто, не требующее доказательства, занимаются главным образом поиском и проверкой единичных суждений. Во-вторых, настоящий интерес к причинному объяснению единичного события проявляет только историк. В теоретических же науках причинное объяснение служит в основном другой цели — проверке универсальных законов. В-третьих, универсальный закон и отдельные события равно необходимы для любого причинного объяснения, но за пределами теоретических наук универсальные законы обычно не вызывают большого интереса. Это, — говорит философ, — подводит нас к вопросу об уникальности исторических событий.

    Поэтому две задачи истории — распутывание причинных нитей и описание случайности их переплетений — одинаково необходимы и дополняют друг друга. Наше незнание безгранично, и это нас отрезвляет. Да, именно замечательный прогресс естествознания намек на него - в первом тезисе вновь и вновь открывает нам глаза на наше незнание, причем в области естественных наук. Тем самым сократовская идея "незнания" оборачивается совершенно новой стороной. Новая картина мира принципиально отличается от старой. Старая физическая картина мира была очень неудобна людям, во всяком случае многим из нас. Представим себе абсолютный огюстконтовский детерминизм: Нет свободы совести и свободы мнений, любое мнение, которое можно высказать, уже содержится в этой знаменитой формуле Такой детерминизм, в сущности, определяет бессмысленность любой практической деятельности: Сравнивая подобный образ с новым, возникшим в результате революционных открытий в физике, автор продолжал: Эволюция современной научной картины мира предполагает движение от классической к неклассической и постнеклассической картине мира.

    Логика социальных наук.

    Европейская наука стартовала с принятия классической научной картины мира. Классическая картина мира, основанная на достижениях Галилея и Ньютона, господствовала на протяжении достаточно продолжительного периода, от времен Галилея до конца прошлого столетия. Она претендовала на привилегированное обладание истинным знанием. Ей соответствует графический образ прогрессивно направленного линейного развития с жестко однозначной детерминацией.

    Шпаргалка: Логика социальных наук К.Поппера

    Прошлое определяет настоящее так же изначально, как и настоящее определяет будущее. Все состояния мира, от бесконечно отдаленного былого до весьма далекого грядущего, могут быть просчитаны и предсказаны. Классическая картина мира осуществляла описание объектов, как если бы они существовали сами по себе в строго заданной системе координат. Основным условием становилось требование элиминации всего того, что относилось либо к субъекту познания, либо к возмущающим факторам и помехам. FAQ Обратная связь Вопросы и предложения. Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Глазовский государственный педагогический институт им. Самая важная функция чисто дедуктивной логики — быть органоном критики. Последнее должно развиваться на основе сознательно применяемых научных, т. Поппер отвечает на этот вопрос отрицательно и считает, что поэтому предсказать будущее общество невозможно. В обществе, по его мнению, существуют не законы, а тенденции, т. Следует обратить внимание на то, что, отвергая существование законов движения общества, философ отнюдь не отвергает законов как таковых — будь то в естествознании например, законы Кеплера и Ньютона , или в гуманитарных науках например, законы психологии или даже диалектического материализма. Он принципиально не согласен с тем, что будто в противоположность естественным наукам, в социальных мы никогда не можем претендовать на открытие действительно универсального закона. Согласно Попперу, нет причин утверждать, что мы не можем построить социологические теории, имеющие значение для всех социальных периодов. Однако недопустимо редуцирование социальных теорий к психологии, изучающей этот фактор. Развивая теорию единства метода, Поппер считает, что все теоретические, или обобщающие, науки используют один и тот же метод, независимо от того, являются ли они естественными или социальными. Однако он тут же заявляет: И, конечно, нас интересуют симптомы такого влияния. Однако эта позиция абсурдна. Дедуктивная логика есть теория правильности validity логических выводов, или отношения логического следования. Это объясняется двумя причинами.